Денежные комиссары. В столкновении интересов банкиров и простых граждан Центробанк выступит на стороне банкиров

Недавно в россиянскую госдуму в кои-то веки был внесен законопроект социальной направленности, предполагающий запрет на взимание любых комиссий с физлиц при оплате жилищно-коммунальных услуг. Поскольку он распространяется на всех – банки, платежных агентов, банковских платежных агентов и операторов почтовой связи, то совершенно неудивительно, что первыми, кто на него ополчился, стали россиянские банки. Прежде всего этот запрет может отразиться на Сбербанке, занимающем доминирующую долю на рынке приема платежей за ЖКУ в 60 – 65%, а также ВТБ и Почта Банке.

В конце февраля в Ассоциации банков Россия прошла встреча банковского и платежного сообществ с представителями Банка России. На ней руководители кредитных организаций предупредили Центробанк о возможном сокращении инфраструктуры по приему платежей за ЖКХ. Одновременно с этим они предложили вариант “смягчения” последствий законопроекта. В начале марта уже Ассоциация банков России направила свое послание о несогласии с этим проектом в комитет по финансовому рынку госдумы. Мотивировка все так же предельно проста: дескать, отмена таких комиссий лишит банки средств на поддержание сети приемов платежей. Дальше фактически идут неприкрытый шантаж и угрозы закрытия точек приема платежей, роста очередей и увеличения времени на оплату до 40–90 минут.

Затем предлагалась все та же схема, когда взимание комиссий формально перекладывается банками на управляющие компании, скромно умалчивая о том, что эти комиссии в еще больше объеме будут неизбежно переложены опять же на население. В общем, предложение можно свести к простой фразе “не хотите по-плохому, по-хорошему будет еще хуже”. Забавно во всей этой истории, пожалуй, то, что руководство банков решило заняться шантажом, вероятно, позабыв о том, кто они и чем занимаются. Ведь у Центробанка имеется целый спектр доступных ему мер воздействия на строптивцев.

Во-первых, в более мягком варианте Центробанк всегда может ввести разнообразные ограничения на совершение банком тех или иных операций. Для острастки, чтобы одумались. Если продолжат принимать платежи, то ограничения можно будет снять. Во-вторых, и это более жесткий вариант Центробанк, если его подопечные не одумались и продолжают упорствовать в ереси, фактически в приказном порядке может отстранить руководство и собственников банка от управления тем или иным кредитно-финансовым учреждением, заменив их на более сообразительных лиц. И, наконец, в-третьих, самый жесткий вариант – это отзыв лицензии. Найти формальные поводы для этого или вообще не утруждаться этим Центробанк при своей полной неподотчетности и безнаказанности может всегда. Было бы желание.

Если вспомнить о том простом факте, что банков в РФ пока еще более четырех сотен, а Центробанк планировал в этом году вновь подсократить банковское поголовье, подобный отказ от приема платежей за ЖКУ мог бы иметь для них далеко идущие последствия. В данном конкретном случае жалко не их, а их клиентов – простых граждан, которые могут оказаться невинными жертвами выяснения отношений между Центробанком и окормляемым им банками.

Что же касается ресурсов самих банков на поддержание существующей сети приема платежей по ЖКУ, то прибыли того же Сбербанка с его 65% рынка этих платежей при более внимательном рассмотрении скорее всего окажется более чем достаточно, чтобы не только поддерживать, но и продолжать ее развитие. Ничего плохого в этом нет. К тому же будет меньше ресурсов для финансирования заведомо убыточных и непрофильных прожектов самого этого заведения.

Распрощавшись с комиссиями за платежи ЖКУ, крупные банки, а именно они занимаются этим в первую очередь, могли бы хоть немного снизить финансовое давление на самые широкие слои общества. Ибо, как в свое время говаривал один россиянский министр финансов, “Делиться надо!”. Вопрос лишь в том, станет ли Центробанк всерьез добиваться отмены комиссии. Хотелось бы ошибиться, но есть стойкое ощущение, что в столкновении интересов банкиров и простых граждан он выступит на стороне банкиров.